999allan999 (999allan999) wrote,
999allan999
999allan999

Ключевая процентная ставка

«Этим полукреслом мастер Гамбс…» Этим постом я начинаю серию публикаций одного моего знакомого, к сожалению ЖЖ или аккаунтов в соцсетях пока не имеющего. Так что материал этот прислан по почте (электронной, разумеется), и я его размещу здесь и в одном из профильных сообществ. По-моему, он весьма любопытен.

Итак:

Ключевая процентная ставка

Вводная часть

Банковская система играет наиважнейшую роль в экономике любого государства, сравнимую с ролью кровеносной системы в организме человека, где кровь питает все клетки тела, обеспечивая их жизнедеятельность. В подобном же ключе банковская система обеспечивает «клетки» макроэкономики – субъектов хозяйственной деятельности — необходимым финансовым «питанием» для осуществления их жизнедеятельности. Здесь необходимо оговориться, что в данной статье рассматривается только реальный сектор экономики, поскольку именно он определяет состояние государства на мировой арене, и под термином «макроэкономика» понимается именно эта часть всей экономики государства. Собственно, если не будет сильного реального сектора экономики, то и не возникнет никакого фондового рынка. Конечно, существуют в силу ряда причин, предприятия, которые никогда не прибегали к финансовым инструментам, однако, эти примеры являются теми редкими исключениями, которые можно смело опустить при рассмотрении вопроса, поскольку не они определяют структуру макроэкономики в целом, и не за счет их возможен рост макроэкономики. По сути своей, потому и для того существует банковская система, что не одно предприятие не может обойтись без заемных средств, хотя бы по той причине, что любой бизнес подразумевает самое свое начало – заем средств на проект. В последующем любое предприятие будет обязательно испытывать дефицит оборотных средств, связанный: либо с бурным ростом, когда прибыли не хватает для восполнения оборотных средств; либо с трудными временами, ознаменованными убытками; либо с техническим и/или технологическим перевооружением; либо с диверсификацией бизнеса, и т.д. А, поскольку макроэкономика государства есть ничто иное как совокупность всех микроэкономик его же резидентов, то кредитование, получается, является ключевым моментом, не только в экономике каждого субъекта хозяйственной деятельности, но и в целом для экономического развития государства.

С другой стороны, каждый заемщик, привлекая средства, вынужден начисления за их использование включать в себестоимость своего продукта. Это включение является добавленной стоимостью в цене продукта.

Здесь необходимо подробнее рассмотреть структуру цены конечного продукта в макроэкономической перспективе. Для удобства назовем конечный продукт в рассмотрении всех включенных в него затрат начиная с добычи природных ресурсов, из которых он состоит материально, — макро-продуктом, правда, как объект потребления это все тот же конечный продукт на рынке.


Мы знаем, что государство может только тогда быть экономическим лидером на международной арене, когда макро-продукт имеет наибольшую добавленную стоимость. Это и означает глубину степени переработки природных ресурсов, или, по другому, науко-емкость этого продукта. Например, страна поставляющая только сырье в виде углеводородов не может претендовать на лидерство в мировой экономике, поскольку в добыче задействован малый процент народонаселения. Остальные работоспособные граждане не вовлечены в процесс формирования цены макро-продукта. Понятно, что они где-то заняты, но скорее всего в создании макро-продукта только для потребления внутри страны, поскольку в рассматриваемом случае страна не может конкурировать по более науко-емким товарам, потому вынуждена экспортировать только ресурсы, имеющие наименьшую степень переработки – наименьшую добавленную стоимость.

Теперь важно сделать замечание: вся стоимость макро-продукта есть добавленная стоимость. Действительно, то, что является ресурсами, еще не разведанными, не имеет никакой цены, пока кто-то не начнет вкладывать средства в разработку добычи их. Далее, по мере переработки добытых ресурсов, будущий продукт наполняется затратами на его производство. Но все затраты на материалы, сырье, услуги, и даже здание и оборудование, перенесенные во времени, в составе себестоимости, в конечном итоге, являют собой тот же конечный продукт, ранее произведенный. Поскольку, вся перенесенная стоимость в макро-перспективе вниз по звеньям переработки «схлопывается» ничего не стоящими природными ресурсами, из которых продукт материально состоит, делаем вывод, цена любого макро-продукта есть добавленная стоимость, которая совокупно по всем звеньям переработки состоит из:
— заработной платы работникам;
— выплат государству по налогам, сборам, лицензиям разрешениям различного характера;
— прибыли;
— процентных выплат за пользование заемными средствами.

Возвращаясь к добытому сырью, нетрудно убедиться, что его добавленная стоимость минимальна в сравнении с современными наукоемкими продуктами, которые более развитые государства производят и экспортируют, в том числе в страну-экспортера углеводородов.

Рассматривая необходимые условия для развития реального сектора экономики нельзя не учитывать значения этих четырех составляющих, а точнее их влияние на ценообразование всех макро-продуктов на рынке.

В рамках рассмотрения темы в данной статье необходимо исключить из подлежащих анализу такие составляющие как прибыль и налоги, поскольку: в первом случае, рыночная экономика вполне адекватно минимизирует уровень прибыли посредством здоровой конкуренции (если конкуренции нет, то причина этого обретается в неправильном влиянии других составляющих цены макро-продукта); во втором, налоги и сборы есть отражение внутреннего состояния государства, и «справедливо» действуют в конкурентной среде на бизнес-подход всех участников рынка и лишь замедляет или ускоряет развитие (надо добавить, что замечание справедливо, если налоги не имеют накопительный характер по всех звеньям переработки, что отражается на увеличение цены макро-продукта в геометрической прогрессии).

Заработная плата, как таковая, влияет только как приведенная величина абсолютного выражения суммы выплат на заработную плату к объему произведенного продукта. Этот показатель отражает не средний уровень заработной платы сотрудников, а технологическую и техническую вооруженность переработчиков. И, чем меньше необходимо выплат работникам в целом при производстве максимального объема продукта, тем ниже его цена. Задача может быть решена дорогой технологией, но меньшим числом дорогостоящих работников. Важно лишь, чтобы конкретные предприниматели, выбирая способ производства, руководствовались эффективностью вложений в основные средства, на что их сподвигает здоровая конкуренция.

Остается очень интересная составляющая цены продукта – стоимость денег. Она сама по себе резко отличается по происхождению от предыдущих. Если в формуле «товар»-«деньги»-«товар» три, первыми рассмотренные, составляющие цены являются структурными, связанными непосредственно с производством продукта (в формуле это «товар»), то стоимость заемных средств связана с противоположным по направлению, но равным по значению, потоком денег (в формуле это «деньги»). Выделенное имеет смысл объяснить, формула в виде Т-Д-Т отражает бизнес-циклы конкретной микроэкономики, в макроэкономике она приобретает вид двух потоков, равных по сумме, но противоположных по направлению. Т.е., в одну сторону течет поток товаров, в другую – деньги в том же ценовом и суммарном объеме. Вот с этим-то денежным потоком и связана четвертая составляющая цены макро-продукта. Остается выяснить влияние стоимости денег на цену макро-продукта.

Не трудно понять, что увеличение ключевой процентной ставки повышает выплаты предприятий за пользование заемными средствами, которые будут включены в цену товара, а значит, приведет к инфляционным процессам. Очевидно, что зависимость инфляционных процессов от изменения ключевой ставки, имеет, как минимум, прямо-пропорциональный характер: чем выше ключевая ставка, тем больше цена макро-продукта. Однако, это справедливо для односложного процесса переработки, например, добыча сырья и продажа за рубеж. В этом случае рост цен будет зависеть, в первую очередь, от совокупного займа всех участников односложного процесса переработки и совокупного конечного продукта, ими производимого, в этом случае не сложно рассчитать процент роста цены единицы продукта. Он будет составлять отношение разницы выплат по займам (до и после увеличения ставки) в абсолютном выражении к валовому продукту рассматриваемых компаний.

Но макроэкономика гораздо сложнее, чем односложный процесс. И чем более наукоемкий продукт, тем больше ступеней переработки природных ресурсов в нем. Это означает, что каждое предприятие на каждой ступени переработки должно перенести свои затраты на содержание заемных средств в цену своего продукта. Здесь еще надо отметить, что чем более наукоемкий продукт, тем больше вложено в основные высокотехнологичные средства, а так же в инженерные разработки, а значит, больше взято заемных средств. И это на каждом звене переработки. Для простоты расчетов, представим, что у рассматриваемых предприятий сумма займа в приведении к единице продукта сопоставима с его ценой. Тогда в цене продукта присутствуют затраты на содержание займов равные активной ставке по процентам, но от цены продукта. Например, если предприятие имеет кредит под 17% годовых и производит продукт по цене 1000руб., при этом, сумма кредитов равна сумме валового годового продукта, то в цене одного продукта находится 1000руб.*17%=170руб. затрат на содержание займа. А теперь посмотрим, что будет на следующем этапе переработки. Так, второе предприятие покупает у предыдущего продукт за 1000руб. (помним те 170руб. на содержание займов), перерабатывает, получает продукт с ценой 1500руб., в которой содержание займов 1500руб.*17%=255руб. Продукт уже содержит 170руб.+255руб.=425руб. – содержание займов, тогда как цена его только 1500руб. Таким образом, влияние ставки на двух этапах переработки уже не 17%, а 425руб/1500руб.=28%!!! Понятно, что если ставку сделать, например, 5 %, то расчеты изменятся по причине меньшей цены из-за низкой составляющей по содержанию займов. Попробуем рассчитать:
При 17% — цена 1000руб., без содержания 1000руб.-17%=830руб., при 5% — 873руб. (43руб. содержание 5% займов в цене), на втором этапе добавленной стоимости 500руб., но там 255руб. содержание займов, тогда 873руб.+500руб.-255руб.=1118руб., а с займами под 5% — 1176руб (58руб. – содержание 5%-го займа в цене). Разница потрясающая: 1500руб. и 1176руб., причем, на пустом месте.

А если посчитать три звена переработки, где третий так же добавит 500руб. к цене. Тогда в случае 17%-го кредита в его цене 2000руб. затраты по займам будут: 2000руб.*17%=340руб. Во в случае 5%-го, 500руб.-340руб.=160руб. им добавленная стоимость без затрат на содержание займов, 1176руб.+160руб.=1336руб., добавим содержание 5%-го займа и получим 1406руб.

В первом случае процентная ставка стала причиной наценки на трех звеньях – 170руб.+255руб.+340руб.=765руб., во втором случае 43руб.+58руб.+70руб.=171руб. Тогда 765руб./2000руб.*100%=38,25% в цене продукта после трех этапов – содержание 17%-х займов, и 171руб./1406руб.*100%=12,16% в цене продукта после трех этапов – содержание 5%-х займов. Остается добавить налог на НДС, поскольку конечный потребитель увидит цену с учетом этого налога: в первом случае – 2360руб.; во втором – 1659руб. разница – 701руб., т.е. на трех этапах переработки удорожание из-за ставки 17% против 5% на 42%!!

Теперь давайте представим, как может выстроиться при такой ключевой ставке цепочка переработчиков от добычи природных ресурсов до выпуска конечного продукта, тем более наукоемкого? Понятно, что расчеты приблизительные, но суть достаточно наглядно отражают.

А что показывает нам практика? Действительно, в нашей стране преимущественно присутствуют только два вида деятельности: добыча и одна степень переработки, когда покупаются комплектующие за рубежом и из них собираются товары. Я не беру сферу торговли, так как ее деятельность связана с распространением продукта без изменения его качественных свойств, несмотря на то, что добавленная стоимость при этом возникает. Есть исключения, которые подтверждают воздействие процентной ставки. К ним можно отнести строительство. В этой сфере экономике видна катастрофическая ситуация, когда обеспеченность жильем низкая, а отрасль терпит потрясающий кризис давно, еще до всех санкций по отношению к нашей стране. Здесь же и проблема дорогих ипотечных средств, которая резко снижает возможность (но не потребность) приобретения жилья. Кроме этой отрасли проблемы с кредитованием присутствует и на оборонных предприятиях. Постоянно возникают конфликты у ведущих предприятий ВПК, таких как Сухой, Уралвагонзавод и т.д. И эту проблему прямым финансированием не решить, потому как поставщики будут пользоваться существующей «общедоступной» финансовой системой и они достаточно «утежелят» цену комплектующих, что и происходит с Автовазом, пытались перейти на собственные комплектующие, но так и не перешли. Вряд ли можно случай с Автовазом отнести на «неумелость» генерального директора, он достаточно грамотный менеджер, чтобы найти лучшее сочетание цены-качества. И если в ВПК волевым решением попытаться профинансировать льготными кредитами всех участников в переработке, то остальные предприятия, которые оказывают услуги, или производят оборудование и т.д., «излишнюю» цену принесут в конечный продукт. А в добавок к ним еще и через реальную зарплату сотрудников предприятий ВПК, которые вынуждены будут покупать товары для себя, чтобы восстановить свои «силы», «придет» дорогое кредитование предприятий-производителей товаров народного потребления. Потому и не выстраивается по вертикали завершенные цепочки переработки от добычи природных ресурсов до конечного продукта, поскольку он в геометрической прогрессии удорожает только из-за дорогих заемных средств, становясь совершенно неконкурентноспособным.

А на практике происходит гораздо хуже.

Уже одно звено переработки с российским происхождением капитала с такой ключевой ставкой становится малоконкурентноспособным по отношению к предприятиям с зарубежным происхождением капитала. Это приводит к тому, что в Россию приходит дешевый зарубежный капитал и скупает по дешевке «закредитованные», и потому «еледышащие» российские компании. Ни о каком развитии речи идти не может, наши компании либо закрываются, либо продаются иностранцам. Тенденция скатывания к третьим странам прослеживается, но не по каким-то объективным причинам, а по собственной глупости. Ведь, все в нашей Родине есть, и люди, и ресурсы, и умы, и технологии, вот только доверия у правительства к российским предпринимателям нет, потому и вытесняют иностранцы их. Нет уже производителей пива с российским происхождением капитала, нет и производителей молочных продуктов среди крупных игроков, нет шоколадников и т.д. Они приходят из «перегретой» экономики, с денежными ресурсами, с многолетним опытом ведения бизнеса, а наши, только что возникшие производители имеют еще и худшие конкурентные условия по вине Центробанка. А если иностранцы пойдут в другие области? Что они уже делают, как-то автомобилестроение. Наш автопром не выдержит конкуренции с такими кредитами, там же и наши производители сельхозтехники, станков, спецоборудования… Теперь основной поставщик цементных заводов – компания Тиссен-Крупп, и не потому, что наши делают хуже оборудование. А при сравнении себестоимости тракторов Катерпиляра и Челябинского тракторного оказалось, что ЧТЗ платит за кредиты больше, чем вкладывает в собственное развитие и платит налогов! Список бесконечный во всех отраслях экономики.

Но первая и главная проблема дорогих кредитов состоит в том, что на такие средства невозможно приобрести основные средства, без которых вообще невозможно что-то производить, поскольку в течение срока окупаемости эти активы дорожают не менее 90% процентов из-за стоимости заемных средств. Так, например, кредит в частном банке имеет процентную ставку порядка не менее 17% годовых, а срок окупаемости порядка 6-ти лет, в случае погашения данного кредита с момента выхода проекта на стадию рентабельности в среднем с 4-го года, то только за первые три года активы удорожают на 54%. Это если не учитывать, что часть процентов выплачивается из прибыли, и на них начисляется налог на прибыль (логики в этом нет, но это так). О каком развитии можно говорить, если к нам привозят товар из стран, где порой процентная ставка ниже 3, и они полностью включаются в себестоимость продукта (а в некоторых странах инвестиции из прибыли не облагаются налогом). При такой ставке внеоборотные активы у них дорожают за 6 лет максимум на 18%, это на столько, на сколько у нас дорожает за один год. А ведь все эти удорожания в виде амортизации перекладываются на себестоимость продукта. О какой конкуренции можно вести речь?

Что же по этой проблеме думает наш Центробанк?

Я слышал, что ЦБ утверждает, что при снижении ключевой ставки будет больше невозвратов кредитных средств населением и предприятиями. Достаточно непрофессиональное заявление, как если бы утверждать: «кредиты с процентной ставкой 25% гораздо «проще» отдать, чем кредит с процентной ставкой 5% годовых!». Всем понятно, что это утверждение полный бред. Вопрос лишь в доверии ЦБ к гражданам той страны, народу которой ЦБ служит. На мой взгляд, если чиновник не доверяет народу, которому он служит, то он должен уйти, т.к. вся его работа сводится только к собственной персоне со всеми вытекающими последствиями.

Так же я слышал, что ЦБ утверждает, что низкая ставка вызовет спрос, в ответ на который будет «дефицит» товаров, а следом и повышение цены, т.е. инфляция?! Опять, вопрос доверия к производителям встает во всей своей красе. Получается, что производителей ЦБ оценивает по старинке социалистической реальности, когда предприятия не могли обеспечить спрос населения (по причине отсутствия простой заинтересованности), а регулирование цен уже делом рыночной экономики. На деле, производители давно находятся в жесткой конкуренции (что, видимо, аналитики ЦБ проспали) и дополнительные объемы дают возможность удешевить продукцию за счет постоянных расходов в пересчете на единицу, и это не говоря уже о снижении стоимости за счет затрат на содержание займов. Зато регулирование цен происходит практически по социалистически, когда правительство авторитарно контролирует ценовую политику производителей. Бедные производители уже и не знают, как им выживать: с одной стороны им впихивают дорогие кредиты, и преподносят как «благо», а с другой – не дают извлечь прибыль «регулируя» цены на полках.

ЦБ говорит и о спекуляциях валютой. Это очень интересный вопрос. Но, позвольте, когда девальвация рубля достигает в месяц 40-60%, неужели 17% годовых остановит спекулянтов? В декабре 2014г. т.н. «спекуляции» были остановлены просто стоп фактором на выдачу кредитов, а не увеличением ключевой ставки, это понятно даже школьнику, который умеет считать разницу между 40-60% в месяц и 17% годовых! Зато вред нанесли промышленности ощутимый, гораздо больший, чем они себе это представляют. Предпринимателей лишили денег именно в тот самый важный момент, когда в результате девальвации они ощутили дефицит оборотных средств.

Но интереснее всего другой факт, оказывается, «спекулянтов» не существует в природе в тех объемах, как себе представляет ЦБ, а та активность, которую наблюдал ЦБ по покупке валюты, это активность импортеров, которые неофициальную часть по своим валютным контрактам пытались заплатит по текущим курсам, раньше времени, поскольку так они меньше теряли на курсах валют. Они товар покупают за валюту, продают за рубли. Но, поскольку, из-за слабости российских производителей, импорт товаров в нашу страну занимает более 80%, то порядок с контрактами навести невозможно, вот они и наперегонки занижают цену для оптимизации пошлин и НДС, что повышает конкурентные преимущества импортных товаров по отношению к товарам российских производителей.

Теперь мы должны вернуться к формуле Т-Д-Т в масштабах макроэкономики, т.е. к равновеликим противоположно-направленным потокам товаров и денег в уплату за них. По своей сути, ключевая процентная ставка являет собой стоимость денег, а это означает, что 100руб. под 17% годовых стоят на конец года 117руб. По существу на лицо удешевление денежной массы на установленную ключевую кредитную ставку! В этой связи надо рассматривать и доходность государства, поскольку процентную ставку нельзя рассматривать как доходность, она лишь корректирует массу денег после их удешевления, а это приносит только одни хлопоты по обязательной дополнительной эмиссии денежной массы, иначе ее дефицит будет тормозить отношения между предприятиями. Вернемся к предпринимателю. Когда мы говорим о деньгах как об эквиваленте фактической стоимости товара, то мы должны понимать, что удешевление денежной массы приводит к тому, что товар должен в этих деньгах подорожать на 17% за тот же период удешевления, т.е. год. Если предприниматель этого не сделал (при тех же объемах продаж в натуральном выражении), то его дело дешевеет вместе с ежегодным удешевлением национальной валюты. При доходности в 4% удешевление на 17% годовых по кредитам приводит неминуемо к разорению предпринимателя. Естественно, что предприниматель скорее отдаст в заем свои средства под 17% годовых другим предпринимателям, чем будет рисковать вкладывая в реальный сектор экономики за меньшую доходность от хлопотного бизнеса. Конечно, он это сделает, если в такой ситуации найдет кому отдать, потому как дураков мало, считать деньги умеют все.

Но ЦБ, видимо, имеет другое мнение, считая, что чем выше ставка, тем больше инвесторов придет в страну, совершенно не думая о том, кто с помощью а таких дорогих инвестиций сможет поднять заведомо неконкурентноспособные производства. Да и иневесторы не дураки, я имею в виду здравомыслящих инвесторов, тех, которые четко определяют бизнес-среду в стране, куда они могут вкладывать средства. Ведь, основная задача инвесторов – заработать, а это заставляет их видеть возможность предприятий в том самом бизнес-климате преумножить их средства. Кто же будет инвестировать в климате, где реальный сектор не в состоянии нормально функционировать? Правильно, только отмороженные спекулянты, которых не волнует бизнес климат, они в этом ничего не понимают, их волнует только названный процент доходности от инвестиций, их не волнует судьба предприятий, в которые они инвестируют, они знают, что если ожидания не оправдаются, то они продадут инвесторам-«стратегам» из-за рубежа за минимальную стоимость, только чтобы вернуть «свое». Россияне в этом случае, которые поднимали дело, остаются ни с чем, банкротами. Вот и получается, что ЦБ ждет одних инвесторов долгосрочных и в большом количестве, а приходят другие спекулянты-временщики и тех мало.

Авторство — Ничевушка с лапами

Создание сайтов — Hostenko.com

Originally published at Журнал с тверским акцентом. You can comment here or there.

Tags: Серьёзное, Статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment