999allan999 (999allan999) wrote,
999allan999
999allan999

Categories:

Не могу не перепостить. Для распространения.

kiberbob2000 пишет
Отец осужденного по делу митинских милиционеров: «Мы ждем справедливого решения от Мосгорсуда»

В эфире радио «Комсомольская правда» поговорили о деле «митинских милиционеров».

- В эфире программа «Я – против». На самом деле наша передача не совсем традиционная, потому что через несколько дней, 4 июля 2011 года, в Мосгорсуде состоится рассмотрение кассационной жалобы по так называемому делу митинских милиционеров. Сегодня у нас в студии отец одного из осужденных по этому делу Валентин Леонидович Уваров, справа адвокат Юрия Уварова, сержанта милиции, который осужден по этому делу на пять лет, Юрий Иванович Качан. Вкратце суть истории. Наверное, многие знают, но нелишне будет напомнить. Итак, в ночь с 23 на 24 января 2009 года в ОВД «Митино» поступило сразу несколько телефонных звонков. Несколько было от администрации кафе «Оскар», и еще звонок от сотрудника милиции Алексея Виноградова. Речь шла о том, что в кафе идет массовая драка между представителями армянской национальности и представителями чеченской национальности.

К кафе выехало несколько экипажей. В результате удалось задержать несколько участников этой драки, которые были доставлены в ОВД. Среди них оказался родственник члена Совета Федерации Асланбека Аслаханова, сотрудник московского уголовного розыска Мансур Аслаханов. Никто тогда не предполагал, что в результате обычного рядового действия по наведению общественного порядка, пресечению хулиганства и массовой драки виновными окажутся сами сотрудники милиции. В результате всей этой истории 3 мая сего года трое сотрудников милиции, которые участвовали в наведении порядка и задержании тех, кто этот порядок нарушал, а именно: Юрий Уваров, Евгений Степанов. Руслан Каюмов были осуждены Тушинским районным судом города Москвы к пяти лишения свободы в колонии. Еще один сотрудник МВД Алексей Виноградов, который позвонил в Отдел внутренних дел и сообщил о том, что там происходит массовая драка, был также осужден – это вообще отдельная тема: его обвинили в подстрекательстве и осудили на три года лишения свободы. У меня подобное не укладывается в голове.

Я хочу передать слово для начала Валентину Леонидовичу. Валентин Леонидович, вы полковник милиции, у вас много государственных наград – за службу в Чечне, и более того, и так далее. Скажите пожалуйста, у нас полковник милиции может своего ребенка устроить на какие-то хлебное место. Почему же Юрий у вас работал в патрульно-постовой службе?

Уваров:

 

- Я горжусь сыном, он пошел по моим стопам с самых низов. Он студент третьего курса Университета. И может быть, у него бы была хорошая судьба, но получилось то, что получилось. И он не ожидал этого. Что касается того, что произошло. Мы возмущены, все родственники. Сейчас многие родственники осужденных лежат в больнице, сраженные этим несправедливым приговором. Трудно это даже сказать. 4 июля мы ждем справедливого решения от Мосгорсуда.

Гришин:

- Юрий Иванович, насколько ожидаема справедливость после того, что было. Я так понимаю, с самого начала была масса нестыковок и нарушений законодательства – в том, как дело возбуждали, как оно шло.

Качан:

- Я хотел бы  пояснить следующее. Конфликт, инцидент произошел в кафе-баре «Оскар». Это не инцидент, это была массовая драка между представителями армянской и чеченской национальности. Массовая драка в общественном месте является хулиганскими действиями, то есть образует состав преступления. Прибыли три экипажа ППС и ГНР – это в пределах восьми-девяти человек. И все три экипажа участвовали в задержании лиц, совершавших преступные деяния в общественном месте. Но тем не менее из девяти сотрудников милиции выбрали только четверых. Почему выбрали Уварова? Я объясняю. Уваров в процессе преступления преступных действий по драке получил телесные повреждения травму головы, и причинил травму головы Уварову именно Мансвур Аслаханов. Он раньше работал в УБЭПе Северо-Западного Округа, то есть в этом районе, затем его перевели во второй отдел МУРа. Я удивляюсь, как второй отдел МУРа может терпеть таких сотрудников, которые в ночное время выезжают, вооружившись травматическим пистолетом, на разборки, в которых принимали участие его друзья. Прежде всего хотел бы сказать, что драка в общественном месте была спровоцирована одним из друзей Аслаханова. То есть Арсанукаевым Ахмедом, который напился, устроил драку – ударил армянина, после этого началась драка, и привело к таким плачевным последствиям. Тем не менее, после того, что – я показываю больничный лист, выданный городской клинической больницей, в котором сказано, что на стационарном лечении находился Уваров. Находился на лечении он с 25 по 26 января 2009 года.

Гришин:

- То есть на  следующий день фактически.

Качан:

- На следующий  день. Потому что имеется доказательство в материалах дела того, что травма Уварову была причинена. Так вот, почему Уваров во всех эпизодах, человек, получивший травму головы, якобы принимал участие во всех эпизодах, связанных с задержанием и избиением Аслаханова, задержанием и избиением Гакашева, задержанием и избиением Гусельникова, и задержанием якобы Храмова. Именно потому, что это реальный сотрудник милиции, который получил травму головы при исполнении служебных обязанностей. В действиях сотрудника милиции Аслаханова имеется состав преступления, предусмотренный статьей 318 – это причинение телесных повреждений сотруднику милиции, находящемуся при исполнении служебных обязанностей. Именно поэтому я думаю, что Уваров во всех эпизодах проходит как лицо, совершавшее какие-то действия. Кроме того, хотел бы обратить внимание, что была проведена проверка. Хотя проверку проводили сотрудники УСБ Северо-Западного округа, то есть те сотрудники, которые вытащили Аслаханова из камеры административно задержанных, и всех его друзей-чеченцев, и после этого они проводили проверку. Но тем не менее даже они в заключении своем пишут: в связи с противоречивыми показаниями потерпевших по делу невозможно сделать выводы о виновности или невиновности сотрудников милиции. Тем не менее данные материалы направляются сначала в следственный отдел при Прокуратуре, тогда еще называлась, Тушинского района. Только 30 марта возбуждается уголовное дело, о возбуждении уголовного дела никто не знает – ни нынешние осужденные, ни руководство о том, что возбудили уголовное дело. И узнают они о том, что возбудили уголовное дело, только в мае 2009-го года, то есть 19-го они узнают, их допрашивают, и 20-го их арестовывают. Вы вдумайтесь: через четыре месяца возбудить уголовное дело. Имеется закон, который называется «Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации». Там предусмотрено основание для задержания человека. Не может сотрудник милиции через четыре месяца, имеющий постоянное место работы, регистрацию, никуда не скрывающийся, быть задержан до 48 часов. После этого начинаются аресты сотрудников милиции. Уваров только после этого пишет заявление, хотя и раньше говорил о том, что он получил тавру, что ему причинил телесное повреждение Аслаханов, и просит привлечь Аслаханова к уголовной ответственности. Тем не менее следователь игнорирует. Она выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Обращаю внимание, что пишет следователь еще в мае 2009 года, то есть до момента признания судом виновных лиц в совершении преступления: что только если бы сотрудник милиции Уваров правомерные действия совершал, то тогда причинение ему телесного повреждения Аслахановым могло привлечь к возбуждению уголовного дела. Но так как он действовал – совершал преступление, то фактически нет основания для возбуждения уголовного дела.

Гришин:

- Юрий Владимирович, здесь я не понимаю. Факт нанесения телесных повреждений был? Был. А при чем здесь: в рамках действовал или нет.

Качан:

- Я говорю об уровне следствия. Я бывший работник Прокуратуры города Москвы, центрального аппарата. Когда я вижу сейчас, что такое следствие в Прокуратуре – при Прокуратуре, который сейчас выделен в Следственный Комитет у господина Бастрыкина, и что такое прокуроры, которых в суде поддерживают, у меня вызывает раздражение. Потому что до такой степени быть безграмотными – это нужно только догадываться. Вот имеется постановление Тушинского районного суда 21 декабря 2009 года, Судья Никитина вынесла. Участвует прокурор Прокуратуры Северо-Западного округа Макокина. Так вот, в постановлении суда, отказавшем в возбуждении уголовного дела, сказано, что действия следователя являются незаконными и необоснованными.

Гришин:

- Это в возбуждении уголовного дела в отношении Мансура Аслаханова по заявлению Юрия Уварова. Значит, решением этого суда действия следователя Крехова были объявлены незаконными. Но – хочу подчеркнуть этот момент – уголовное дело в отношении Аслаханова так и не было возбуждено. То есть следователь неправ, следствие неправо – забудьте. Главное здесь другое. Потому что у следствия стояла задача, как я понимаю, доказать вину милиционеров. И поскольку даже ОСБ не могло ничего сказать ни за, ни против в этой ситуации, следствие потребовался дополнительный эпизод, как я понимаю?

Качан:

- Конечно.  В суде прокурор Макокина, которая в нашем суде, когда осудили милиционеров – когда рассматривалось обжалуемое постановление следователя об отказе, – она говорит: мы понимаем, что Уварову были причинены телесные повреждения. Но вы понимаете, телесные повреждения не повлекли расстройство здоровья. Судья Никитина в процессе говорит: да что же вы несете? Сотруднику милиции – при чем здесь, причинили расстройство, нет – доказательство того, что сотрясение мозга было. Сотрудника милиции нельзя пальцем трогать при исполнении служебных обязанностей. Вот это уровень прокурора, который после поддерживал обвинение в суде по первой инстанции.

Гришин:

- Что касается второго эпизода, расскажите. И почему они объединены в одно уголовное дело?

Качан:

- В тот же день около трех часов ночи, в ночь на 24 января, поступил телефонный звонок в ОВД «Митино» от гражданина Рыженко, который сообщил, что он проходил через подземный переход возле митинского радиорынка, там группа молодых ребят распивала спиртные напитки, и его избили. И он просит оказать ему помощь. Понимаете, человек обратился в милицию за помощью. Выехали сотрудники милиции. Когда приехали, ситуация: двое вели себя нормально, третий оскорблял сотрудников милиции. Я не буду в прямом эфире вам говорить. Потому что за эти оскорбления – и это в суде подтверждают сами потерпевшие, что оскорблял такими грязными словами! – ему единственному надели наручники.

Гришин: Их тоже отвезли  в ОВД?

Качан: Подъехал наряд  милиции. Опять три группы ПМГ приехали. Стоит Рыженко и говорит: вот эти ребята избили меня. То есть он указывает на лиц, совершивших в отношении него преступление. Задерживают их: тот, который ругается и оскорбляет и ногами машет, надели наручники, посадили в машину, привезли. Кроме того, их содержали в камере административно задержанных вместе с чеченцами. И сами потерпевшие по второму эпизоду говорят, что они сначала попросили дать телефон им: мы будем жаловаться. И вы тоже жалуйтесь, ребята. После этого стали названивать по телефону и доставать, говорят, нас. Они говорят: давайте, пишите заявление о том, что вас избили сотрудники милиции. Они сменили даже «симки» свои на телефонах, чтобы не писать заявление. Но тем не менее их заставили явиться к следователю, и следователь принудила их к написанию заявления. Почему я говорю, что это достоверно: вот, эти люди обжалуют приговор.

Гришин: То, что творится на необъятных просторах нашей Родины, вызывает совершенно фантастические ассоциации. В Ростовской области Аксайский район: два сотрудника МВД чеченской национальности, я ни в коем случае не хочу ничего провоцировать, я просто хочу рассказать одну историю, быль. Будучи на отдыхе, будучи курсантами высшего учебного заведения МВД, они решили повеселиться и попытались познакомиться с двумя девушками в Аксае. Девушки знакомиться с ними не хотели, и тогда один из этих милиционеров предложил официантке насыпать какой-то порошок девушке. Та отказалась. Он достал пистолет, приставил ей к голове и сказал, что сейчас она будет убита в таком случае. Приехали сотрудники местной ростовской областной милиции, стали их задерживать. Чеченские милиционеры наехали на одного из сотрудников милиции, причинив ему также телесные повреждения, попытались скрыться, начали отстреливаться – слава богу, пистолет оказался травматическим, хотя и переведенный в травматику из ТТ. И чем закончилось дело: им дали по шесть месяцев. Причем, сохранили за ними право продолжить службу в правоохранительных органах после того, как они отбудут это наказание. Два дела – и совершенно разные судьбы.

Качан: Хотел  бы обратить внимание, какие нарушения: судом прежде всего нарушены нормы уголовно-процессуального закона. Потому что приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованием уголовно-процессуального закона. И основан на правильном применении уголовного закона.

Я считаю, что  то, что приговор, вот он у меня в руках, его трудно назвать приговором. Приговор у нас 36 листах напечатан. Из них примерно 29 – это касается показания потерпевших Аслаханова, Арсанукаева и так далее. И их друзей. Суд этим показаниям верит. Он говорит, что эти показания последовательны. И нет оснований не доверять им. Показаниям же Уварова и сотрудникам милиции, а так же свидетелям защиты, в том числе и Рыженко, которого избили, суд не верит. Потому что они хотят выгородить милиционеров.

Прежде всего, приговор может постановлен быть только на основании тех  доказательств, которые исследованы в судебном заседании. И нашли свое подтверждение в судебном заседании. Началось с того, что после окончания судебного следствия, суд объявил об окончании судебного следствия. И судебное заседание закончилось прением сторон. 12 апреля 2011 года. В соответствии с требованиями закона в течение трех дней с момента окончания судебного заседания, не позднее, чем через три дня, судья обязан подписать протокол судебного заседания. И по требованию защитников вручить осужденным, адвокатам в тот же день. Когда вынес суд приговор, мы обжаловали. После прений сторон мы написали о том, что «просим вас в соответствии с требованием закона, по истечение трех суток предоставить протокол судебного заседания». Судья назначила дату оглашения судебного приговора на 29 апреля. Затем она не уложилась. И на 3 мая. И до 3 мая пытались получить протокол. Бесполезно. Я девочку-секретаря спрашивал, которая вела.

Гришин: У  вас все ходы записаны?

Качан: Да. Она говорит, что ровно через три дня после истечения срока передала судье. Протокол я так и не получил. И был вынужден. Истекал срок обжалования. Если 3-го мая суд вынес приговор, 11 мая я обжаловал. Там дальше пятница. Не успевали. Я, не получив протокол судебного заседания, обжаловал.

Приходим  в канцелярию.С адвокатом Глушенкова. Говорят, что судья до сих пор не сдала приговор. И дело не сдала в канцелярию. И, как будто специально, у нее идут процессы. Я в перерыв дождался. «Если вы не даете мне копию протокола, вы дайте мне хотя бы копию приговора, чтобы я мог его обжаловать!» . Мне Иванова Зинаида Александровна говорит: «Знаете, мне некогда. У меня судебное заседание». Я сказал, что это ее проблемы. «Соблюдайте требования закона!». Осужденного на защиту адвокат не может написать. Тогда она пошла, сделала вот в таком виде. Даже не прошитый. Это моя скрепка. И когда я спустя месяц получил протокол судебного заседания, то у меня возникло такое ощущение, что сначала был написан приговор, а после судья, тот месяц, когда он у нее лежал, вносила корректировку. Потому что полностью искажены показания. И она перепутала. Как будто дают показания в судебном заседании, хотя не давали таких показаний. У нас была аудиозапись. Те выводы суда, которые указаны в приговоре суда, они не соответствуют, действительно, обстоятельству дела.

Гришин: Элементарная путаница.

Качан: Да. Когда я получил протокол судебного заседания, то написал замечание на протокол, которое изложено. На 12 листах. И судья нам, наконец-то, выносит постановление. 23-м мая. На замечания. Хотя она обязана была немедленно эти замечания рассмотреть! Вот это постановление суда. Из него три строчки… «Изучив вышеперечисленные замечания адвоката Кочана, считаю, что они подлежат отклонению. Так как указанные протоколы судебного заседания…» Заседание составлено достаточно полно и объективно.  Всесторонне отражает ход судебного разбирательства. 4 строчки.

Гришин: Отклонили, как необоснованное.

Качан: Судья Иванова говорит, что все нормально. Я вам показываю. Жалобы потерпевших по уголовному делу. По второму эпизоду. Я указывал, что полностью исказили показания этих потерпевших. Вот потерпевший Сафин пишет, считает, что незаконный приговор. Вдумайтесь, один из потерпевших,а именно…

Гришин: Это один из тех трех, которые избили…

Качан: Нет, все три  пишут одно и то же. Рыженко которые избили. «Считать приговор незаконным». Жестоким. На суде он просил поверять моим показаниям, которые дает в судебном заседании. И он говорит о том, что его принудили давать на следствии. Его заставили. Аналогичная жалоба Солодилова. Трое потерпевших. Они говорят, что в суд они другое говорили. Их заставили. Они говорят – нам чеченцы звонили, Мы даже телефоны сменили. Они заставили сменить заявление. И они считают, что приговор незаконный. Один из потерпевших в судебном заседании заявлял отвод председателю. Знаете, на основании чего? Заявляется с ходатайством прокурор. Они дают показания. Прокурор говорит: имеются разногласия. Оглашаем показания, данные на предварительном следствии. Оглашается одно показание. Он говорит, что я не подтверждаю. Это я не говорил. Мне, действительно, это следователь написал. Второе показание. Он говорит, что не понял, почему вы одно и то же оглашаете. Из протокола в протокол, слово в слово, буква в букву и точка в точку. Копировались эти показания. Как будто разные следователи. Но показания одни и те же. Он говорит, что этого не говорил, что следователь написал. И все такие. Они говорят одно и то же. Мать Солодилова, который был потерпевшим, приходит и говорит: «Меня заставили». Это все в судебном заседании. Но, тем не менее, судья говорит, что этим показаниям не доверяет.

Судья доверяет показаниям Шигина, бывшего начальника УВД. И его заместителей. Которые якобы смотрели видеозапись. Из кафе «Оскар». Ее нет! Нет доказательств, что она истребовалась. Обычно протокол выемки, что угодно. Нет ее.

Гришин: 4 июля. 14 часов. Зал 315 Мосгорсуда. Состоится рассмотрение кассационной жалобы по делу митинских милиционеров. Будьте с паспортами. Иначе вас не пропустят. За это время состояние Валентина Леонидовича Уварова, сына Юрия Уварова, значительно ухудшилось. Мать Руслана Каюмова, по моим данным, тоже находилась длительное время в больнице. И только якобы потерпевшие от митинских милиционеров с завидной регулярностью посещают ту самую сауну. И на их здоровье это никак не отразилось.

Если кассационные инстанции Мосгорсуда оставят приговор в силе и он вступит в законную силу, знаете, мы потом, наверное, не стоит нам будет звонить в милицию и говорить: «Здесь драка! Здесь избивают!» Потому что никто не захочет повторить судьбу Юрия Уварова, Евгения Степанова, Руслана Каюмова. Да и вам-то звонить не надо. Помните? Алексей Виноградов, сотрудник милиции, тоже позвонил, что здесь массовая драка и надо навести порядок. А его приговорили к трем годам за подстрекательство.saratov.kp.ru/daily/25712/912645/

 




распечатано постоксероксомОригинал поста

Недавние темы: Медведев считает, что «отсталый СССР» не годится и в подмётки «новой России». Минобороны сливает данные своих солдат и офицеров в Чечню. Невзоров рассказал о вере, религии, и сотрудниках ООО ПЦ.


Рейтинг блогов

Рейтинг блогов

Рейтинг блогов


Originally published at Дневник плохого человека. You can comment here or there.

Tags: Враги, Двойные стандарты, Предатели, Суды, Твари, Толерастия
Subscribe

promo 999allan999 march 26, 2016 16:10 2
Buy for 3 000 tokens
Планируется по этому поводу большое массовое мероприятие — к сведению выпускников разных лет. Информацию об этом вывесим в сообществе и группах. Пока же — большая просьба к выпускникам: поделиться имеющимися у них фотоматериалами разных лет, связанными со школой. Присылать их (а также…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments